?

Log in

No account? Create an account

Любовь к электролампочкам - III

« previous entry | next entry »
Nov. 18th, 2015 | 06:58 pm
music: Иваси - Вечный Думатель

В продолжение истории о моей любви к электролампочкам .

Скажем честно, электролампочкой объект - герой этой истории не назовешь. Хотя лампочки у него внутре наверняка имеются... имелись.

В общем, учился я тогда в десятом классе, и не простом десятом, не каком-нибудь там "А" или "Б", а в десятом "Е". Сиречь, биологическом. 710-я школа вообще была славна своей подготовкой по всяко-разно научным направлениям; в иные годы количество классов доходило до "И", но при нас такого уже не случилось. Предпочтение в школе всегда отдавалось физике-математике, их классы занимали буквы от "А" до "Г", а остальные отдавались тихим гуманитариям, химикам и нам, вольным биологам, можно сказать, диким, лесным людям.

И как раз в годы моего в этой школе ученичества в нее пришел новый директор, математик до мозга костей.

Маманька Скарапею сразу не залюбила. Наша биологическая вольница стояла Вадиму Константинычу Жудову с его клетчатым как тетрадка по математике складом ума откровенно поперек горла, так что класс наш весь и сразу попал в его черный список. Забегая вперед скажу, что спустя совсем немного лет Вадим Константиныч упразднил-таки из школы все нелюбезные его сердцу науки и превратил ее из кузницы научных кадров в лабораторию для отработки программ средней школы (каковой лабораторией она, честно говоря, и называлась с самого своего создания).

Антипатия у нас с директором была абсолютно взаимной. А поскольку наш классный кабинет располагался на пятом этаже, но прямо над директорским, асфальт у него перед окнами все время подвергался варварским бомбардировкам. То пакет кефира якобы случайно с подоконника свалится, то воздушный шарик с надписью "Да здравствует наш дорогой Вадим Константиныч", наполненный водой из-под крана, а то и чернилами, спикирует туда же...
В одно прекрасное утро (а может, вечер) на дереве перед директорским окном вырос стул. С фанерными сиденьем, спинкой и железными ножками. При всей абсурдности этой картины убрать его никак не удалось: слишком высоко вырос. Как математик и отчасти физик, Вадим Константиныч не мог не понимать, что единственно возможная траектория полета стула берет свое начало в окне нашего классного кабинета, но и поделать ничего не мог: улик недоставало. Я-то знаю автора этой инсталляции - подобно мне этот ренегат также ушел из биологии в мир искусства; впрочем, он всегда выделялся даже на фоне нашего буйного класса. То сломает правую руку, три месяца не будет писать контрольных (ну как их писать, в лубке-то?), а потом, завоевав на "зеленой" вооповской олимпиаде первое место по залезанию на дерево и второе - по рубке дров, забудет лубок по пьяни у костра и будет долго сокрушаться по этому поводу. То вообще пропустит кучу контрольных с медицинскими справками, а потом выяснится, что все эти справки - из стоявшей на школьном дворе флюорографической лаборатории... В общем, Кеся и в этом случае остался верен себе. Главное - стул рос на дереве еще довольно много лет.

Так вот, как-то раз нас отловила на перемене завуч, Эвелина Игоревна Оксюз, тетка строгая, но справедливая. Отловила с вежливой просьбой, в которой, однако, мы ей никак не могли отказать, так она на нас сурово посмотрела. Просьба оказалась ого-го: перетащить из подсобки биологического кабинета (пятый этаж другого школьного корпуса) в подвал нашего корпуса импортный эпидиаскоп - этакий огромный девайс сиречь гаджет, предназначенный для проецирования на экран любой бумажки. Размера он был с небольшой шкаф, весил около центнера, поэтому тащили мы его вшестером. Кеся, кажется, тоже участвовал - событие пришлось на короткий промежуток между его переломами. Пыхтя и потея, распугивая суетившуюся под ногами малышню, спустили мы эту махину по лестнице с пятого этажа в вестибюль, потом с высокого крыльца на двор. По асфальту между корпусами ее, слава богу, удалось прокатить на ее собственных колесиках. Затем вверх, на наше уже крыльцо, по вестибюлю...

Тут нам, разумеется, подвернулся наш дорогой и любимый Вадим Константиныч, вышедший посмотреть, что за шум и грохот творится в его владениях. Такого случая мы упустить никак не могли. С громкими воплями "Поберегись!" и "Осторожно, зашибет!" мы с разбегу въехали в его обширную, представительную тушку спинами - хорошо еще, не жестким агрегатом. Вадим Константиныч царственно возмутился, но и возразить ничего не смог: как-никак, мы находились при исполнении. Типа, не корысти ради, но токмо волею Эвелины свет Игоревны.

Дальше оставалось всего два марша вниз, в подвал - но последних. Мы не сплоховали. Импортный девайс, детище трудолюбивых мадьярских пролетариев мы уронили на самом последнем марше, на самых нижних его ступеньках.

Обошлось без жертв; возможно, упади он на кого-нибудь из нас, его дорогостоящая оптика и осталась бы цела, но исключительно ценой молодой жизни, а то и двух. Мы успели увернуться - зато сколько звону было! Сколько колесиков и стеклышек покатилось по полу! Это разом искупило все наши муки и страдания, не говоря уже о безжалостно отнятой у нас законной перемене.

Написавши все это, я полез искать картинки школы (и эпидиаскопа - но такой здоровой дуры, какую мы волокли, мне не нашел даже гугль). Оказалось, она (уже не школа - гимназия!) носит теперь светлое имя Вадимконстантиныча. Два корпуса объединили общим вестибюлем; теперь нам не пришлось бы выходить на улицу - на улицу, Карл! Ну, а фотки двух корпусов вместе тоже нет, пришлось склеивать тяп-ляп два фото. Даже дерева с растущим на нем стулом не видно: оно где-то там, справа.

Link | Leave a comment |

Comments {2}

lopukhin

Привет из 10 "Б" 1971 года выпуска!

from: lopukhin
date: Jul. 11th, 2016 12:31 pm (UTC)
Link

Оксюз Эвелина Игоревна была у нас классной руководительницей. Настоящий партиец (или партийка?). Характер нордический. Вела историю и обществоведение.

Reply | Thread

зомбогенрих

Re: Привет из 10 "Б" 1971 года выпуска!

from: genrich_william
date: Jul. 12th, 2016 04:18 pm (UTC)
Link

Решпект!
При всем при том мы ее (в отличие от того же Вадимконстантиныча) уважали. Партийка, но человек.

Reply | Parent | Thread